ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Ярославль (0)
Москва, Центр (0)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Центр (0)
Верхняя Масловка (0)
Этюд 2 (0)
Москва, Долгоруковская (0)
Соловки (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Москва, ВДНХ (0)
Москва, Ленинградское ш. (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Центр (0)
Москва, Центр (0)
Москва, Центр (0)

«Из мечты своей наивной на песке построил дом…» Николай Дик

article1178.jpg
МЧАТСЯ ГОДЫ…
 
От рождения до проводов
годы выстроены в ряд,
без причины и без повода
неохота их терять.
Много-мало ли отмерено
от пелёнок до доски,
но растрачивать намеренно
каждый год – не по-людски.
 
Не для праздного подарены
чудо-осень и весна – 
у натруженной испарины
трудовая и цена.
А бесцельно, по течению,
да под пляски ерунды
путь приводит, к сожалению,
до безвыходной беды.
 
 
Пролетит и не воротится
время лучшее, поверь…
Постучишь, а Богородица
не откроет в небо дверь.
 
 
НЕ ИСЧЕЗАЙ…
 
Не уходи совсем, не исчезай.
Не растворяйся в уличном пространстве,
пока по кругу старенький трамвай
с завидным для окраин постоянством.
Покружит одиночек и вернёт.
Надеюсь, и тебя вернёт обратно
листве ночной у маленьких ворот,
а мне моргнёт в окошко деликатно. 
Не верю, что изменится маршрут
и рельсы перепутают дороги.
Не я один, кто с нетерпеньем ждут
ушедших на обыденном пороге.
 
Одни – к часам, другие – в суету.
Стареют и рождаются минуты,
но в декабре и яблони цветут,
когда уверен – нужен ты кому-то.
Меняются как люди города,
но суета спешащих одиночек
не сможет измениться никогда,
пока ушедших ждут с утра до ночи.
 
 
ПУГАЛО
 
В огороде, между грядок, в пору лета
крестовина в балахоне одиноко.
Шапка рваная на тыквину надета
и приделан травянисто-серый локон.
Две метёлки – растопыренные руки,
ожерелье – пару вылизанных банок,
и платок, чтоб им помахивать от скуки
на ночь глядя, под луной и спозаранок.
 
Незавидная судьба у одиночки:
на ветру под ярким солнцем до мороза
без внимания, любви и без отсрочки
оставаться в кем-то выдуманной позе.
Но за что и за какие прегрешенья
превратили неудачника в изгоя,
поручив пугать замызганные перья
внешним видом, и не как-нибудь, а стоя?
А ему хотелось выглядеть иначе –
не шутом и не дубовой крестовиной,
а крылатым покровителем удачи
в поднебесье белой стаи журавлиной.
 
 
СТАРЫЙ ДОМ
 
Дом состарился и скис.
Опустилось настроенье.
Только старенький карниз
оптимист на удивленье:
– Вот местечко, хоть куда!
Чем засиженней, тем лучше.
Опускаются сюда
даже серенькие тучи.
Ну, а голуби – для них
я желанная трибуна:
то опустится жених,
то голубка за фортуной, 
невзирая на враньё,
необдуманно, по-птичьи…
Жаль, что летом воронье
привлекает наш наличник.
Так что, друг мой, старый дом,
не печалься – мы, что надо!
Без ремонта проживём,
если голуби нам рады.
 
 
НАШ ДВОРИК
 
За днями нынче не угнаться,
не перегнать лучей зарницы,
хотя ночами, как в семнадцать,
до петухов шальных не спится.
 
А за стеклом оконной рамы
совсем иное представленье – 
не видно рыжих и упрямых,
не слышно девичьего пенья.
Не рвутся крылья распашонок,
и ежедневно, между прочим,
не возмущается спросонок
полуглухой Егоркин отчим.
 
На свет вечерний в тихий дворик
теперь слетаются машины,
а спозаранку старый дворник
не увлечён вознёй мышиной.
На обездоленном заборе
в любви не модно признаваться
и за девчат уже не спорят,
как мы… в счастливые семнадцать.
 
 
ШКОЛЬНЫЕ МЕЧТЫ
 
Скучал урок последний, на доске
мел угождал законам постулата.
Висел паук на тонком волоске,
и сердцу в классе стало тесновато.
А потому, что несколько минут
тянулись вечно – юность взбунтовала.
Ей так хотелось время обмануть
и улететь в объятья сеновала.
 
Или уйти за тридевять земель,
пересчитать невидимые звёзды
и умудриться в птичью канитель
нырнуть с утра, пока ещё не поздно…
Понять – нужны ли умные слова,
квадраты сумм и косинусы линий,
всегда ли истина бумажная права
и чем прельщает запах тополиный.
 
Но шёл урок последний, из шести.
Дремал паук на волоске блаженства
и так хотелось юности уйти
с последней парты в мир несовершенства.
 
 
ЛИЧНЫЙ РАЙ
 
Если рвётся, надоело, 
не держи, а отпускай – 
не достойно это тело
затмевать блаженный рай.
Сколько их влезают в души…
Выпивая жизнь до дна,
через год, мечты разрушив,
навсегда лишают сна.
 
Но пройдёт печаль и снова
постучится в окна день,
не сказав тебе ни слова,
ляжет кошкой между стен.
И покажется уютным
личный рай для одного.
В одиночестве безлюдном
и не надо никого.
 
На мурлыканье, кто знает,
через месяц или год,
в январе, а может в мае,
кто-то ласковый зайдёт.
 
 
ДОМ ПЕСОЧНЫЙ
 
Из мечты своей наивной
на песке построил дом…
Приходи скорей до ливней
всякий, кто с ним не знаком.
Убедись, что в доме этом
нет замочков у дверей,
что сияет ярким светом
в полночь он без фонарей.
 
На подворье возле дома
не увидишь горьких слёз,
а блаженствует истома
на песочке и всерьёз.
В чудо-окнах по улыбке
тех, кому ещё не «за…»,
и фантазии в избытке,
и счастливые глаза.
Улыбнись, и может статься
подмигнёт тебе в ответ
нерастраченное счастье
из наивных детских лет.
 
 
ДОБРОЕ
 
Говорят, что мы обязаны
сеять доброе, но вот
судьбы наши мало связаны
с добротой, наоборот –
чаще грубое соседствует
с безразличьем, и в пути
мало-мальского содействия
на подъёме и не жди.
 
Хорошо, что все мы разные.
Доброта пока жива
у того, кто мало празднует
и не свесил рукава.
Не исчезло настоящее.
Скромно прячется в тени
от сверкающе-палящего
то, что истине сродни.
Незаметное, но доброе
перевешивает зло…
Если встретится подобное,
будь уверен – повезло.
 
 
ПО ВЕЧНОМУ КРУГУ
 
И там, где нет места дворняге,
где улиц смыкается круг,
скучают на выступах стяги,
а козыри мрачные врут,
позволено пешке проснуться,
увидеть дыхание дня,
чтоб снова в потёртые бутсы
полезла больная ступня…
 
Ничто не изменится – лужи
не выпьют за ночь комары,
и выглянет солнце наружу
из мрачной своей конуры;
за швы непутёвой дороги
заденет машинный металл 
и выпишут выговор строгий
тому, кто её залатал.
 
Под вечер закружат заботы
и пешек обычных, и тех,
кому их иметь неохота 
в разгаре безумных утех.
И ночь пролетит, и кому-то
позволено будет вставать…
А город – по прежним маршрутам,
по вечному кругу… опять.
 
 
НЕ…
 
Сколько их, недошедших до дома,
не замеченных славой и тех,
кто не встретил рассвет на соломе
и не понял, чем пахнет успех.
Необузданных и непутёвых,
не согласных ни с кем и немых,
не желающих сбросить оковы
на безбрежных просторах земных.
Неустроенных, но и не глупых,
необычных, умеющих свет
в дебрях мглы и невзрачных халупах
даже ночью глухой разглядеть.
Тех, кому ничего и не надо,
кроме горстки сердечной любви,
кто не прочь перемёрзшему саду
приказать в январе: «Оживи!».
Только рядом ещё… не допето,
не устроено, и вопреки
всем законам – не жаркое лето,
а петля безразличной тоски.
 
 
В ЗАБЫТОЕ
 
Давно прочитано запретное,
забыта норма благочестия,
и под киосками газетными
не собираются по шестеро.
Уже впотьмах к замочным скважинам
не обращаются за истиной – 
другие способы отлажены,
а та страница перелистана.
 
И всё равно порою хочется
тайком шмыгнуть в давно забытое,
где жизнь по имени и отчеству,
пути-дороги не размытые.
Ещё о верности восторженно,
о дне грядущем с восхищением,
мечты земные не стреножены
и не подвержены сомнениям.
Где доминошниками летними
гордятся дворики наивные,
а над киосками газетными
летают стаи голубиные.
 
© Дик Н.Ф. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Москва, Центр (0)
Москва, Центр (0)
«Кавказ предо мною» 2018 х.м. 60х60 (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Москва, ВДНХ (0)
Москва, Фестивальная (0)
Малоярославец, дер. Радищево (0)
Этюд 1 (0)
Москва, Арбат, во дворе музея Пушкина (0)
Поморский берег Белого моря (0)

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru  

 
 
RadioCMS    InstantCMS