ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Храм Христа Спасителя (0)
Дом поэта Н. Рубцова, с. Емецк (0)
Беломорск (0)
Москва, Центр (0)
Беломорск (0)
Москва, Смольная (0)
Беломорск (0)
Осенний отлив на Белом море. Поморский берег (0)
Москва, пр. Добролюбова 3 (0)
Беломорск (0)
Катуар (0)
Беломорск (0)
Москва, ВДНХ (0)
Москва, Ленинградское ш. (0)
Долгопрудный (0)
Храм Покрова на Нерли (1)
«Вечер на даче» (из цикла «Южное») 2012 х.м. 40х50 (0)
Поморский берег Белого моря (0)

«Вдруг сжался мир до глобуса на парте» Светлана Тишкина

article1158.jpg
МИР
 
Вдруг сжался мир до глобуса на парте, 
До шарика засушенного льна, 
До чёрной точки в золотом закате… – 
Как мал и хрупок показал всем нам. 
 
Лежал во тьме до зорьки скоротечной, 
Сковало всех вопросом бытия: 
– Ужели мы на станции конечной? 
Ужели всё? И выйти должен я? 
 
Ответ лежал у Бога на ладони – 
Он мир держал, молясь за нас за всех, 
Огромный шар, бескрайний и бездонный
Всё набирал потерянный свой вес.
 
 
* * * 
 
 
Весна – невеста. Лето – мать. 
А Осень – щедрая старушка, 
Всё слёзы льёт в свою подушку. 
Зима – в сугробы ляжет спать, 
Младенцем в марте возродится 
И в рост пойдёт! Вернутся птицы 
Наряд невесте белый ткать. 
Любовью сыты лес и поле, 
Цветут сады в её подоле. 
 
Птенцов встречает лето-мать, 
Кормить детей в лугах не сложно. 
Пищат, пищат, растут как должно, 
Пора и на крыло вставать. 
Примерив облачное небо, 
Пробьют родительские скрепы. 
Свободу петь – летать, летать!.. 
 
Крыло окрепло, гонит осень 
Приплод подросший, вон всех просит. 
Прощайте, дом родимый, мать. 
На юг собрались птичьи стаи, 
Назад вернуться обещая. 
Куда девалась лета стать? 
 
Старушка-осень молодится, 
Румянами раскрасив листья, 
На стол велит плоды подать. 
На пир зима спешит к ней в гости, 
Стучит повсюду стылой тростью. 
Листва ковром слетает… Спать!
 
Остались голыми деревья. 
Морозов наступило время, 
Но снег растает… веришь, брат, 
«Уа» весны придёт опять.
 
 
КАЗАНСКАЯ ТРАГЕДИЯ 
 
Ворвалась стынь щемящимся щенком, 
Котёнком жалким, что не в силах рыкнуть… 
Твой ор заткнул возникший в горле ком: 
К ТАКОМУ! – в здравой яви не привыкнуть, 
 
Но повторяются и вновь, и вновь, и вновь 
Те нелогичности, в которых гибнут дети. 
От пуль не спас намоленный Покров, 
Пробило зло Казанскую намедни… 
 
Душа скорбит, а разум бьёт в набат: 
Не досмотрели, не предупредили… 
И бес вошёл, и воцарился Ад, 
И он стрелял, и дети наши гибли. 
 
Но Тот, кто крестной Смертью Смерть Попрал, 
Не мог Святой Душой не содрогнуться, 
Погибших деток принимая в Рай, 
Дал нам слова любви в речах напутствий. 
 
Ни грамма зла не дал поправший зло, 
К чему плодить никчёмное на свете? 
Огнём любви крутило беса, жгло… 
Пред Богом он за смерть детей ответит.
 
 
Контрасты воспитания
 
Елизавету Андреевну – директора нового Кризисного центра матери и ребёнка – впервые пригласили на Городской конкурс юных чтецов. И не только пригласили, но и попросили быть членом жюри. Она никогда не работала учителем, поэтому оценивать старания детей, практически быть им судьёй, ей было удивительно. В голове крутилась Восьмая Заповедь, начертанная на Скрижалях: «Не суди, да не судим будешь». Несмотря на напоминание, она с удовольствием сидела в одном ряду с другими членами жюри и знакомилась с талантливыми детьми, вышедшими в финал. 
Ей нравились все выступающие. Не было ни одного ребёнка, который бы не произвёл на неё впечатление. Все финалисты читали с выражением, с хорошо отрепетированной постановкой голоса и интонацией. Ещё бы! Лучшие из лучших сегодня декламировали лучшие произведения лучших поэтов-классиков, которых только рожала Мать-земля русская! Если даже кто-то из школьников вдруг спотыкался, ей хотелось «закрыть» на это глаза, ведь такое может случиться с каждым. Из-за любви к детям в её оценочном листе из десяти возможных, стояли только два самых высоких балла. 
– Да какие же у нас дети воспитанные, культурные, талантливые! – восторгалась Елизавета, возносясь на крылах высокой поэзии в небо. 
Её умилению не было предела! С восторгом она дослушала выступление последнего финалиста. Он превосходно читал сложнейшее по форме произведение Александра Сергеевича Пушкина «Клеветникам России». В который раз за сегодня она прослезилась, мысленно поставив этого десятиклассника на первое место. Но, когда стали подводить итоги конкурса, к её удивлению, по сумме баллов, этот парень даже в тройку лидеров не попал. Спорить она не посмела, поскольку рядом с ней в жюри сидели заслуженные педагоги-филологи, профессионализм которых был непререкаем. Елизавета испытывала к ним совершенно искреннее, глубочайшее уважение. Ведь это они, наши золотые учителя, так хорошо воспитывают детей. Любо-дорого смотреть! 
Когда, после подведения итогов, после дружного чаепития, она вышла из актового зала, к ней тут же подошли двое дежурных по школе. Девочка и мальчик проводили почётную гостью в гардеробную, галантно помогли одеться и, пожелав доброго пути, открыли входную дверь.
Оказавшись на крыльце, Елизавета с удовольствием вдохнула свежий весенний воздух, подставив лицо лучам заходящего солнца. Пичуги, словно чувствуя возвышенное состояние её души, старательно сопровождали его изысканным щебетанием. 
Неподалёку от входа в школу стояли старшеклассники. Увидев их, женщина попыталась придать лицу более солидное выражение.
– А то ещё подумают, что малахольная какая-то, – укорила она себя за трудно скрываемое ощущение счастья.
И тут ей помогли. В единый миг улыбка исчезла, как и не бывало. Из уст миленькой, со вкусом одетой девчушки полился, оглушающий возвышенную атмосферу, ядрёный мат. 
– Да где её (тра-та-та, тра-та-та) носит? Сколько ждать можно?
– Да чё, Ирку, что ли, не знаешь? Эта (тра-та-та, тра-та-та, тра-та-та, тра-та-та) ещё та… (тра-та-та), – смакуя ненормативные обороты, ответил ей красивый, стройный юноша с нежным румянцем младенца на щеках.
Они видели Елизавету Андреевну. Они точно знали, что в их школе проходил финал городского конкурса чтецов. Они наверняка догадывались, что женщина, вышедшая из школы – одна из почётных гостей мероприятия. И они специально, совершенно сознательно, наглядно показывали кто в этом мире основной, кто реален, а кто надуман. Совершенно равнодушно эти юные создания с небес на землю сбросили наивную жертву, не побеспокоившись при этом о парашюте, способном смягчить приземление.
Ученики и женщина стояли и смотрели друг на друга. Девушка при этом демонстративно поигрывала распечатанной пачкой сигарет и невинно улыбалась. Неожиданно возникший «ком в горле» не давал Елизавете что-либо ответить этим несовершеннолетним людям. Она не могла пройти мимо такого «вандализма», но и не понимала, что может в данной ситуации поделать. Она, работающая с неблагополучными семьями, как оказалось, не была готова к встрече с такой реальностью. 
«Не суди, да не судим будешь», – снова всплыло в её голове. Эта Заповедь, казалось, не подходила к этому моменту. Нужно было вспомнить что-то другое… Более подходящее.
Но «Не суди, да не судим будешь», – в очередной раз всколыхнула сознание всё та же мудрость. 
И тогда Елизавета поняла: «Это не им, это мне судить не надо! А ведь сужу, стою в своей беспомощности, и осуждаю этих детей. И конкурс тоже судила… Да ещё и с превеликим удовольствием!»
Слёзы заполнили глаза. Из-за этого силуэты школьников задрожали и стали как будто размываться. Но Елизавета понимала, в реале, они никуда не делись. Когда слезинки-таки скатились вниз, орошая щёки, компания снова проявилась во всей своей внешней эго-красе. Ком в горле так и стоял, по-прежнему не давая говорить…
– И ведь и тех, и этих одни и те же учителя воспитывают… – подумала она.
 Стыдливо склонив голову, пошатываясь, она побрела восвояси. Всё, на что она была способна сейчас, это творить Иисусову молитву.
– Господи, Иисусе Христос, Сыне Божий, помилуй нас грешных…
Она не видела, как из школы вышла одна из финалисток конкурса с дипломом участника в руках, как, сияя от счастья, подошла к ожидающим её друзьям, откровенно хвастаясь достижением. Поздравив подругу, которую, ещё пару минут назад, как только за глаза не обзывали, друзья пошли подальше от школы, чтобы, наконец, спокойно покурить. 
Но и они тоже не заметили, как от их компании отделилась одна, наверное, малозначимая для них фигура. Светловолосый паренёк перестал улыбаться в тот самый момент, когда увидел слёзы в глазах незнакомой женщины. Ему стало стыдно за бесстыдное поведение своих друзей, а ещё – ему вдруг стало не по пути с ними. Кумиры перестали быть кумирами? Только и всего.
– Господи, Иисусе Христос, Сыне Божий, помилуй нас грешных… – всё повторяла и повторяла про себя Елизавета, прислонившись виском к прохладному окошку маршрутного такси, которое везло её в «Кризисный центр матери и ребёнка». 
Сегодня ей предстояло ещё одну мать-одиночку спасать от себя же самой. Еле уговорили несовершеннолетнюю роженицу не оставлять ребёнка в Доме малютки, обещая помочь вынянчить малыша. 
31.03.2021 год
 
© Тишкина С. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Москва, Ленинградское ш. (0)
Москва, Ленинградское ш. (0)
Беломорск (0)
Москва, Фестивальная (0)
Беломорск (0)
Москва, Ленинградское ш. (0)
Москва, Фестивальная (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, ВДНХ (0)
Москва, ул. Покровка (1)

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru  

 
 
RadioCMS    InstantCMS